Глава 7 — Земля. Воргольские скалы

Липецкая область очень живописна и богата историческим прошлым — как, наверное, почти каждый регион нашей страны. Одним из наиболее достопримечательных её мест являются Воргольские скалы. Это словосочетание я услышал сразу же, когда переехав в Липецк, попросил друзей подсказать интересные и обязательные к посещению места.

Воргольские скалы, запанибратски называемые также «Ворголами», расположены близ Ельца — города древнего и удивительного. Он упоминается на год раньше Москвы — в 1146-м, а удивителен он тем, что пережив около двух десятков набегов и разорений, он воскресал на том же самом месте.

Находясь в центре Европейской части России, город вставал на пути самых разнообразных захватчиков. Не прошло и десяти лет с момента первого упоминания, как в 1155 году Елец подвергся нападению половцев. Потом было кровавое нашествие Батыя, уничтожение города Мамаем, Тохтамышем, Тамерланом и целой ватагой крымских ханов. Была, наконец, Великая Отечественная война, когда фашистские войска взяли город, но не продержались в нём и недели. Так обозначился один из многих рубежей, преодолеть который гитлеровцам оказалось не под силу.

Елец расположен на трассе М4, поэтому если вы вдруг соберётесь путешествовать по ней из Москвы в южные регионы России, найдите время посетить и этот город, и Воргольские скалы, которым и посвящена настоящая глава.

Воргольские скалы взяли своё название по имени речушки Воргол, длиной всего-то в шесть десятков километров, берущей своё начало в Липецкой области, там же и заканчивающейся. Но, несмотря на свои довольно скромные масштабы, она проложила себе путь в древних девонских известняках, сформировав каньонообразную долину. В сравнении с более именитыми каньонами он не столь велик, (в конце концов, Воргол — не Колорадо) и его глубина редко превышает 50 метров. Но даже этого с избытком хватает, чтобы, выйдя к обрывистому склону, застыть на пару минут в восхищении открывшейся картиной.

Воргольские скалы — это не какая-то отдельная локация, а их совокупность, кластер, как сейчас модно говорить. Этот кластер входит в состав ещё более крупного кластера — заповедника Галичья гора, состоящего в общей сложности из шести разобщённых участков. Занимая площадь чуть более 200 гектар, этот заповедник является одним из самых крохотных в мире, а свой заповедный статус он получил за то, что стал домом многих уникальных видов растений. Уникальных в том смысле, что типичные места их обитания — это высокогорья Альп, Кавказа или Алтая, но никак не поля Русской равнины. Причиной тому стали, конечно, обнажения известняков девонского периода, приютившие горные растения в период Днепровского оледенения. Этим растениям так приглянулись эти древние утёсы, что они не стали их покидать даже когда граница ледника ушла далеко на север.

Скальный массив Звонари ранней весной

Возраст скал составляет ни много ни мало 360 миллионов лет. В те давние времена, животные едва успели выбраться на сушу, а на территории, называемой ныне Липецкой областью, шелестел волнами тёплый мелководный океан.

Путешествуя по скалам, не составит труда найти обломки породы с отпечатками жизни того далёкого периода. В основном она представлена раковинами брахиопод — беспозвоночных, господствующих в девонском периоде. Несмотря на похожесть их раковин на раковины двустворчатых моллюсков, брахиоподы являются самостоятельным типом животного царства и даже были вытеснены из своих экологических ниш всё теми же моллюсками и вынуждены ныне ютиться в холодных морях.

Комплекс Воргольских скал состоит из двух крупных урочищ, расположенных близ двух участков заповедника Галичья гора: «Воронов камень» и «Воргольские скалы». Оба урочища расположены большей частью на правом берегу Воргола, имеют заповедный статус да и вообще неудобны для туристов, поэтому все останавливаются на противоположном берегу. В связи с этим среди отдыхающих вы услышите другие названия локаций: «Копчёный камень» и «Звонари» — по именам наиболее выдающихся скальных массивов.

Дорога к наиболее интересным достопримечательностям Воргольских скал может привести в замешательство людей, впервые тут оказавшихся. Не забуду, как в свою первую поездку я сумел найти дорогу к месту, где можно было бы поставить палатку, лишь на самом закате, а мясо пришлось жарить при свете фонарика. В связи с этим прикладываю карту, на которой показаны наиболее удобные, на мой взгляд, маршруты.

А — дорога на вершину Копчёного камня, Б — места для палаток у подножия Копчёного камня, В — дорога к мельнице, Г — Звонари.

Все эти места окутаны таким огромным количеством легенд и преданий, что уже сложно разобраться где в них быль, а где — небыль.

Копчёный камень — величественный утёс, нависающий над узкой полоской реки — рассечён трещиной. У его основания есть вход в пещеру, покрытый копотью, что и дало название этому скальному массиву. В 1960-е годы здесь нашли кости животных и следы стоянки древних людей бронзового века, но вряд ли эта сажа имеет столь первобытное происхождение. Есть свидетельства того, что в годы гражданской войны здесь жил какой-то человек, который готовил пищу и согревался у костра — отсюда взялась и копоть.

Мне кажется, что истина где-то близко, и стены пещеры покрывались следами пребывания тут человека многие века подряд. Внутри пещеры есть несколько засыпанных ходов, которые, по рассказам местных старожилов, уходят на многие километры в сторону Ельца. Согласно некоторым легендам, именно тут после кровопролитных сражений Тамерлан сделал тайник с награбленным золотом — по данным краеведа Ф. Ф. Руднева, воргольские старики находили в пещере золотые вещи в форме «каких-то куколок», а в 1920-х годах здесь побывал некий узбек и искал тамерланово золото, о котором он узнал из древних восточных книг.

Копчёный камень

Вплоть до последнего времени пещера на Копчёном камне привлекала людей. Кто-то пытался искать сокровища металлоискателем, другие, уподобляясь своим древним родственникам, жгли в ней костры. Несколько лет назад вход на Копчёный камень запретили, огородили его забором, и это несколько снизило первобытные устремления наших сограждан. Сейчас туда можно приехать на машине, но такой вольности, как несколько лет назад уже нет. Может быть, это и к лучшему.

Несмотря на то, что Копчёный камень хранит в себе много неразгаданных тайн, туристы больше предпочитают Звонари — локацию, расположенную в трёх километрах выше по течению Воргола. Дорога на машине будет раза в четыре длиннее из-за того, что придётся объезжать весь этот «воргольский квадрат» с другой стороны.

Со Звонарей открывается не менее сногсшибательный вид, наблюдать который во время заката — одно удовольствие. Обычно здесь всегда многолюдно: кто-то приехал сюда с ночёвкой, кто-то спустился к подножью и пытается рыбачить, одни альпинисты тренируются на отвесных утёсах, другие, наладив троллей, отправляют всех желающих за небольшую сумму в двухсотметровый полёт над долиной Воргола.

Звонари, как они есть — с туристами, альпинистами и канатом-троллеем, перекинутым на другую сторону реки. За машинами можно видеть систему двойных валов

Взлетев над Звонарями на квадрокоптере, можно заметить, что их вершина окружена системой двойных валов, слабо различимых с поверхности. Это не что иное, как древнее славянское городище, датируемое IX – XI веками. Похожие городища можно увидеть во многих местах Липецкой области. Если вдруг вы бывали в сафари-парке «Кудыкина гора», то совершенно аналогичный объект расположен на вершине холма «с ангелами» — самой высокой точки «Кудыкиной горы».

Этот тип укреплений представлял собой бревенчатые стены, установленные на специальную грунтовую посыпку — вал. С внутренней стороны стены поддерживались короткими контрфорсами, присыпанными грунтом, что брали от устройства рва, выкопанного перед стеной.

Я довольно много путешествовал по центральной России, и никогда не уставал подмечать, что если какой-то пейзаж выглядел красиво, потом выяснялось, что люди тут жили с незапамятных времён. Наверное даже понятие красоты места как-то связано на уровне архетипов с его пригодностью для комфортного проживания.

Долина Воргола. Вдалеке — утёс Копчёный камень

Отличный тому пример — Воргольские скалы и их окрестности. Срез геологических и исторических эпох тут настолько широк, что можно проводить уроки под открытым небом. Думаю, многие школьники были бы тому только рады. Мы начали с девонских известняков, упомянули про ледниковый период, оставивший тут редкие виды растений. Потом были люди бронзового века, начавшие коптить Копчёный камень, сарматы, древние донские славяне. Было даже целое Воргольское княжество — невеликого размера и канувшее в Лету с первыми набегами монгольских завоевателей. Впоследствии на несколько веков эта территория, впрочем, как и всё Дикое поле стала «проходным двором» для разного рода шаек, банд и орд, искавших наживы в русских землях.

После того как рубежи государства были отодвинуты далеко на юг, опасного сброда здесь стало ошиваться меньше, но нельзя сказать, что у нас не осталось памятников этой спокойной эпохи.

Почти посередине между Копчёным камнем и Звонарями расположен, главный символ Воргольских скал, не имеющий ни к геологии, ни к заповеднику, ни к самим скалам никакого отношения — мельница купца Талдыкина.

Это здание настолько несвойственно окружающему пейзажу, насколько удачно его дополняет. Я не могу себе представить, как оно выглядело, и как выглядел пейзаж в дореволюционные времена, но сейчас они оба смотрятся невероятно органично.

Строительство современной мельницы развернул во второй половине XIX века купец 1-й гильдии из Ельца Иван Афанасьевич Талдыкин. Прежде чем заняться мукомольным производством Иван Талдыкин вместе с супругой Анной торговали пряностями, тканями и чаем, поставляемыми из-за границы. Вместе с мельницей была заложена усадьба и сад, но благоденствие четы Талдыкиных после этого продолжалось совсем недолго — в 1868 году, через год после строительства мельницы они были найдены убитыми.

Современные краеведы сообщают, что убийцей был признан племянник Ивана Афанасьевича — заядлый кутила — в обиде на то, что Талдыкины тратили много денег на благотворительность, а «близких обделяли».

С этим драматическим эпизодом связано много легенд и удивительных историй. Например о том, что скоропостижная кончина супругов вызвала у окрестных жителей почитание их могил, сравнимое с почитанием мощей святых. Также поговаривают, что духи благочестивых хозяев примут в качестве новых владельцев усадьбы лишь только честных людей. Похоже на то, что эта легенда не лишена зерна истины, ибо усадьба до сих пор переходит из рук в руки. Одно время кто-то даже пытался делать на ней бизнес, незаконно взимая плату за её посещение и подобному мошенничеству не видно конца и края.


Если приехать на Воргольские скалы не в выходные, а в более свободные от туристов дни, можно полностью погрузиться в тишину и насладиться сплавом разнообразных исторических эпох в декорациях самобытной природы. В конце июня луга усыпаны земляникой, чуть позже поспевает зверобой. Но ответственно заявляю — эти места прекрасны в любое время года.

Наверное тут довольно много грызунов, так как приезжая сюда в будни я частенько видел крупных хищных птиц взмывавших ввысь при моём появлении, ну а лис тут совершенно неимоверное количество. Как-то раз, поднимаясь по Копчёному камню на его вершину, я столкнулся нос к носу с одной из них. Мы несколько секунд смотрели друг на друга — было похоже, что она совершенно не ожидала увидеть тут человека. Осознав, что ничего хорошего от двуногого ждать не приходится, лиса бросилась от меня во всю прыть по разрезающей пшеничное поле автодороге. Она стремительно скрылась между колосьями, и лишь облачка пыли, взмывавшие по ходу её бегства, выдавали её местоположение.

В другой раз мы с семьёй оставались на ночёвку в палатке близ Копчёного камня. Отдыхающих рядом совсем не было. Воргол в этих местах быстр, неглубок, а дно его устлано камнями. Заходя в реку складывалось ощущение, что заходишь в ванну. Мы полюбовались природой, погуляли по окрестностям, а потом приступили к самому интересному и волнительному — к ночёвке. У детей сей опыт был тогда невелик; собака, лающая где-то за километр в деревне воспринималась ими так, будто она стоит уже рядом за стенами палатки. Это и неудивительно, ночуя на природе, более полно погружаешься в её запахи и пропитываешься всеми её звуками.

Когда наконец дети улеглись, я приступил к астрономическим наблюдениям, а если быть точнее — к астрофотографии. Тогда у меня была лёгкая походная монтировочка — Sky-Watcher Star Adventurer, которая совершенно не отягощала и практически не занимала места в машине. По сравнению со сборкой и настройкой полноценного астрофото-сетапа, на который уходило до 40 минут, настройка Star Adventurer занимала от силы минут пять — надо было только привинтить голову монтировки к штативу и настроить полярную ось.

Было уже заполночь, фотоаппарат производил серийную съёмку красот млечного пути, когда я услышал за рекой какое-то движение. Противоположный берег Воргола был крут, каменист и обильно порос деревьями. Кто-то шёл и хрустел ветками, шаги же были сбивчивыми, будто шедший был пьян. Фотоаппарат раз в несколько минут щелкал затвором, а треск веток медленно, но неумолимо приближался.

Наконец я услышал плеск воды и понял, что незнакомец стал переходить реку вброд. Дети крепко спали в палатке, а я ощутил себя как-то неуютно. Из всех возможных средств самообороны у меня был лишь фонарик, правда, очень мощный. Я сфокусировал его свечение в яркий луч, который разрезал темноту до самых кустов на противоположном берегу Воргола, откуда и доносились звуки. За кустами никого не было видно, но звуки прекратились. Понятно, что их издавало животное. Через некоторое время шаги вышли из воды и захрустели в обратном направлении, а их тайна была разгадана лишь в ходе выезда следующего года, о чём будет рассказано в следующей главе.


Если говорить про астрономическую ценность этого места, то ещё пять лет назад я бы назвал его отличным компромиссом между красотой ландшафта, дорогой, безопасностью и, собственно, качеством астрономических наблюдений. Засветка мешала только со стороны Ельца — с северо-востока. Ясными ночами структура млечного пути была хорошо различимой практически до горизонта, и в терминах цветовой шкалы это была жёлто-зелёная зона засветки.

Воргольские скалы ночью
Вид на южную часть горизонта июльской ночью. Заметны купола засветки от населённых пунктов

Однако несколько лет назад в 15 км от Воргольских скал, неподалёку от трассы М4 была построена теплица — убийца тёмного неба. Летом зачастую она выключена, но в межсезонье светит так, будто является порталом в преисподнюю. Это, разумеется, нанесло значительный ущерб астрономической ценности заповедного места, которое, не смотря ни на что продолжает оставаться одной из главных достопримечательностей Липецкой области.

Поделиться в соцсетях:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •